Русин Прокопий Николаевич

Родился в крестьянской семье в селе Тарбагатай 6 марта 1927 года. Воевал на Восточном фронте в составе 109-й стрелковой дивизии 36-й армии под командованием Малиновского. Имеет 11 боевых и юбилейных наград, в том числе – орден Отечественной войны II-й степени, выданный за храбрость, стойкость и мужество, в ознаменовании 40-летия Победы.

- До войны-то, честно сказать, неважно жили. В семье трое детей было, нас мать одна растила. Нужда кругом была. Помогали матери как могли, в теплое время в колхозе подрабатывали, зимой в школе учились. Семь классов успел закончить, тут война подошла. Устроился по знакомству на почту, связистом. Сколько исходил пешком в те годы – никому не рассказывал. Бывало, обрыв на линии, и вот в Харитоново или Куйтун пешком с «когтями» на плечах должен за сутки обернуться. Транспорта никакого не было. Пятьсот грамм хлеба в сутки, больше половины семье оставляешь. У меня «бронь» была, с почты не отпускали, но я отказался от «брони» и настоял на том, чтоб меня взяли на фронт. В марте 1944 года попал в 26-ю снайперскую школу, которая дислоцировалась в Кяхте.

Отбор в школу был жестким, даже многие из тех, кто попал туда, не выдерживали. Через четыре месяца краткосрочных курсов мы выбивали винтовочный шомпол аж за сто метров. В июле 1944 года нас посадили в эшелон и отправили на формирование в Улан-Удэ. Четыре роты отправили на Западный фронт, уже куда-то в Чехословакию, а нас – в район станции Хоронор, в 60-ти км от Маньчжурии, на строительство укрепрайона. Сколько мы перевернули каменистой забайкальской земли – одному Богу известно. В начале 1945 года, зимой, нас придвинули ближе к маньчжурской границе, где мы также долго и упорно закреплялись: тревожно и непонятно было. Там перевели меня во взвод связи, все-таки сказался опыт, работал на новом оборудовании, в том числе на ВЧ (высокочастотная связь). Когда начались военные действия против Японии, помню, сначала прошли над нами самолеты – бомбардировщики с прикрытием, а потом двинулись мы. До Хингана дошли, в горах брали японские мощные оборонительные сооружения. Там и произошел мой первый бой. Ребят из нашего батальона, моих друзей, немало полегло. А в районе Хайлара, при захвате моста, царапнуло меня осколком в бедро. Вроде бы небольшая рана, всего два дня в медсанбате пробыл, а впоследствии это сильно сказалось на моем здоровье. После войны я служил в Хороноре, потом в окружном полку связи в Чите, закончил сержантскую школу, обучал молодых солдат. В 1949 году вернулся домой после лечения в госпитале.

Прокопий Николаевич рассказывал о том, как трудно было найти инвалиду войны, молодому парню с «белым» билетом, работу, как военкомат пошел ему навстречу и устроил его председателем районного отделения ДОСААФ, которому Прокопий Николаевич отдал семь лет напряженного труда, как работал инспектором в сберкассе, электриком, закончил, несмотря на болезнь, вечерние курсы шоферов. В свое время они вместе с женой Анисьей Яковлевной уезжали жить на запад, в Одесскую область, но климат не подошел к сибирякам, и они вернулись на родину. Много лет после этого, до самой пенсии, Прокопий Николаевич проработал в райпо по приглашению тогдашнего председателя Александра Андреевича Суслова. «Мы вместе уже 67 лет, – вступает в разговор Анисья Яковлевна. – Никогда не ругались. На юбилей сын Валерий приехал с Омска. Он всю жизнь отдал военной авиации. У нас два внука и две правнучки. Все помогают нам. Вот так и живем».

Юрий КОЗЛОВ, фото автора

i-Bur

13606
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии