Бурятия в лицах

Лыгденов Санжи Цыбенович

Поистине огромный боевой путь прошел Санжи Цыбенович Лыгденов.

Служба его в рядах Красной Армии началась в 1938 году. Служба его проходила в Иркутске, но сразу же окончании Халхин-гольских боёв в составе особого отряда военных топографов был направлен в Монголию, где помогали братскому народу восстанавливать границу с Маньчжурией.

Впервые увидел следы войны: разрушенные, сожженные строения, перепаханная взрывами, исковерканная земля, сбитые самолеты, брошенное оружие, техника и трупы, трупы занесенные песком. Здесь Санжи Цыбенович находился до конца работ. В Октябре 1940 года вернулся домой.

Пошла мирная жизнь, в родном колхозе имени Калинина (Аргада). У большой семьи, большие заботы. Санжи – третий сын у матери-героини Чимит Рабсаловны и отца Лыгдена Одоновича. А всего их 8 братьев и 4 сестры. И все они выросли работящими, честными, весёлыми. Жизнь их не баловала, приучила вставать с зарей, не перекладывать свою ношу на чужие плечи.

Правления колхоза доверила бывшему воину заведовать молочным скотоводством. Теперь Санжи Цыбенович отвечал за состояние 4000 голов КРС, в том числе 900 дойных коров, за людей, которые трудились в животноводстве. Правда, проблем с кадрами не было. Техники было очень мало, всё делалось вручную. Перевозки – на волах, лошадях, которых насчитывалось до 1000 голов. Хорошо жилось, жизнь с каждым годом улучшалась…

Но грянула война. Тихо стало в сёлах, уходили на фронт мужчины. С началом Великой Отечественной войны сразу 6 сыновей Лыгденовых, один за другим ушли в ряды действующей армии. Их дальнейшая судьба сложилась по-разному.

Даба, кадровый солдат был призван в армию одним из первых, и участвовал в боях под Москвой. В письмах родным он с удовлетворением писал, что столицу удалось отстоять, и теперь, мол, «гоним врага на запад». Увы, скоро письма от него перестали приходить: «погиб смертью храбрых».

С судьбой Дабы схожа судьба и другого брата – Даши, он был признан в армию в 1940 году, в составе Сибирских полков, также защищал Москву, его много раз ранило, в конце 1943 года, освобождая город Великие Луки, он получил смертельную пулю.

Буда, участник боев на Халхин-Голе, был призван в июне 1941 года, защищая Ленинград, он писал родственникам: «Бьем фашистов, ждите с Победой». Увы, письма от него перестали приходить с лета 1942 года.

Брат Дондоп был призван в марте 1942 года, прошёл краткий учебный курс на 77-м разъезде под Читой, и с осени 1942 сражался в пехоте под Сталинградом в составе стрелкового полка, был тяжело ранен, демобилизован.

В августе 1942 года, пришёл черёд служить 6-му брату – Бадме. Служил он в зенитном артиллерийском полку Сибирского дивизиона, в составе советско-монгольских войск, в марте 1945 года, направлен на учебу в Мариинское артиллерийское училище, которое окончил в апреле 1947-го в звании младшего лейтенанта.

А Санжи…. его призвали в декабре 1941 года. Недолгая подготовка на станции Наушки, и на фронт. Ехали быстро, эшелоны с сибирскими полками пропускали без задержек. Ему, и его землякам, Доржиеву Самоцырену из Гарги, и Цыренову Цыбикжапу из Закамны, предстояла воевать на самом правом фланге, огромного советско-германского фронта – на Карельском. Так началась для троих земляков фронтовая жизнь в составе 275-й гвардейской ордена Александра Невского Печенской Венской артиллерийской бригады. Эти почетные наименования бригада заслужила, конечно, потом. Санжи Цыбенович вспоминал: «Немцы постоянно атаковали, по 4-5 раз в день. Во время боя, приходилось маневрировать вдоль линии обороны, миномёт по тем временам был мощный, бил до 6 километров, ствол орудия весил 125 килограммов, в *горячке* боя, бывало, не замечали, что обжигались наколенными докрасна стволами, приходилось охлаждать водой и снегом. С этим орудием расчёт воевал до конца войны. И вот настал день наступления. Был освобожден город, Печенга, войска – пошли дальше, и окружили группировку австрийцев, 25 000 человек, прижав их правее, к морю. Затем, перешли границу, захватили город Керкенес. Освободив Норвегию, вынудив Финляндию выйти из войны. Бои на их участке обороны, велись до сентября 1944 года. На груди младшего сержанта С.Ц. Лыгденова заблестели медали «За Отвагу», и «За оборону Советского Заполярья». После восстановления северной границы Заполярья, их бригада была переброшена на юг, на III-й Украинский фронт. Остановились в Житомире на пополнение, бригада в составе 39-ой гвардейского корпуса, в феврале 1945 года направилась в Венгрию, где около озера Балатон, вошли в сопротивление с противником. Шли очень сильные бои и за Будапешт. Где-то здесь воевала 109-ая гвардейская дивизия Балдынова, но Санжи Цыбенович об этом не знал. 13 марта начали наступление.


- Перед нами стояли, исключительно власовцы. Они оказались хуже немцев, - говорил ветеран, - дрались, как правило, до последнего.


В конце марта, пересекли границу Австрии, 4 дня штурмовали город Вена. После взятия Вены, двинулись к Альпам, по тропам, по которым когда-то шли чудо богатыри Суворова. Не дойдя до знаменитого Чертово моста 10 км, спешно их бригаду развернули обратно, двинули в Чехословакию. В Чехословакии, очень хорошо встречали, ликованием, цветами, слезами радости. Мы были тронуты. А то ведь, мы были очень злые, постоянно в боях, видели зверство фашистов. Пройдя почти через всю Чехословакию, где-то на опушки леса снова развернулись и весь день, и ночь, по координатам корректировщиков вели огонь. 8-го мая поступил приказ: «Прекратить огонь». Наступила тишина. Но всё равно, наши начеку. 9-го, слух «Войне конец!». А 15 мая 1945 года парад. Отпраздновав победу, бригада пешим строем направилась на родину. 10 октября 1945 года, Лыгденов Санжи Цыбенович демобилизовался, пройдя за 2,5 года в беспрерывных боях 5 европейских стран, потеряв много друзей…».

Пурбо Бадмаев

940
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Регистрация

Войдите в свой аккаунт