Доржи Банзаров - первый бурятский учёный

Уро­женец Забайкалья кроме родного и русского языков в совершенстве знал монгольский, маньчжурский, калмыцкий, тибетский и немец­кий. Автор более 25 работ, монголовед был назначен в Иркутске чиновником по особо важ­ным делам при генерал-губернаторе Восточной Сибири. И именно здесь блестящий уче­ный обрел свой покой.  

Наука и «Черная вера»

Доржи Банзаров родился в 1822 году в Иче­туйской долине, в семье погранич­ных казаков. Кроме него в семье было еще четы­ре сына — Лочон, Дзондуй, Бадма и Харагшан. Отец, Банзар Боргонов, был урядником-пятидесятником (офицером) бывшего Ашебагатского полка. 

Родители решили обучить Доржи русской грамоте, поскольку 9-летний сын всего за один год окончил Харанцайское приходское учили­ще. После этого, в сентябре 1833 года, его от­дали в Троицкосавскую войсковую русско-мон­гольскую школу. 

В 1835 году по ходатайству тайши Селенгин­ской степной думы Банзаров в числе четырех бурятских мальчиков был направлен на учебу в 1-ю Казанскую гимназию. Именно за период учебы в гимназии он кроме родного и русского в совершенстве овладел монгольским, маньч­журским, французским, калмыцким, тибетским и немецким языками. Хорошо разбирался в ла­тинском, тюркском, и английском. В 1842 году совет гимназии за отличные успехи в учебе на­градил Банзарова золотой медалью. 

После окончания гимназии, в том же 1842 году, Банзаров поступил на восточное отделение философского факультета Казанского универ­ситета. Университет открыл Банзарову мир на­уки. Здесь в течение пяти лет он формировался как ученый: написал для своих соплеменников «Всеобщую географию» и «Грамматику мон­гольского языка»; перевел с французского на монгольский «Странствования китайского буд­диста IV в. по имени Фа-сян», с маньчжурского — «Путешествие Тулишеня Аюб хану». Первые публикации молодого ориенталиста были вос­торженно встречены в кругах востоковедов. Его статья «Белый месяц. Празднование Нового года у монголов» была опубликована в «Казанских гу­бернских ведомостях». 

В 1846 году Доржи окончил университет, за­щитил диссертацию «Черная вера, или Шаман­ство у монголов». Кроме этого, составил «Маньч­журско-русско-монгольский словарь» (рукопись хранится в Восточной библиотеке ЛГУ). Особое место в научных трудах занимает исследова­ние такого памятника, как «Чингисов камень». Памятник древнемонгольской письменности представляет собой плоскую гранитную плиту, ее нашли на берегу реки Кыркыра — одного из притоков Амура. В настоящее время «Чингисов камень» находится в Эрмитаже. 

Окончив Казанский университет со степе­нью кандидата, Банзаров по Высочайшему по­велению в августе 1849 года получил разреше­ние поступить на службу в Восточной Сибири с преимуществами, полагавшимися при ученой степени. На основании данного разрешения генерал-губернатор Восточной Сибири опреде­лил Банзарова на должность чиновника особых поручений ГУВС и произвел в чин коллежского секретаря. 

12 апреля 1850 года, после 15-летнего пребы­вания в Европейской России, Доржи Банзаров выехал в родные края. Приезд земляка — боль­шого чиновника да еще ученого, был встречен сородичами как большой праздник. Его чествовали в каждом улусе. К сожалению, отец Банза­рова уже умер и не мог порадоваться успехам сына. 

Что жизнь, что смерть — легенда

Вернувшись в Иркутск, Доржи Банзаров по­лучил должность титулярного советника. В это время он занимался расследованием серьезных дел, связанных с махинациями нойонов, лам, чиновников, и привлекал их к ответственности. Но, несмотря на занятость служебными делами, находил возможность для научных занятий. В этот период ученый выполнил ряд работ: внес исправления на географические карты, совер­шил поездки в Тункинский край для исследо­вания происхождения сойотов и их соседей урянхайцев (тувинцев), открыл место рождения Чингисхана в пределах России, перевел с мон­гольского «Путешествия Зая-Хамбы в Тибет». В 1851 году был избран членом-корреспондентом Сибирского отдела Русского географического общества. 

Короткая жизнь не позволила в полной мере раскрыться таланту Банзарова. Он умер 27 фев­раля 1855 года в Иркутске. Соответствующая запись имеется в «Иркутской летописи 1661— 1940 гг.» Ю.П.Колмакова: 

«...27 февраля 1855 года в Иркутске скончал­ся Доржи Банзаров — известный монголист XIX века, знаток истории и этнографии народов Центральной Азии, первый бурятский ученый, чиновник особых поручений Главного управле­ния Восточной Сибири (ГУВС). 

Достоверная причина смерти Банзарова не­известна. Один из его современников, Юмды­лык Ломбоцыренов, автор летописи «Бичихан запискэ» (сводной хроники родов селенгинских), писал, что Банзаров пристрастился к вину. Однако на родине ученого записана иная леген­да. В ней говорится о том, что Банзаров был отравлен в Иркутске человеком, подосланным священником: «Когда Доржи Банзарову должны были присвоить генеральский чин, иркутский поп нанял в столовой человека и отравил Бан­зарова ядом. Доржи сразу понял, что он выпил яд, и наказал своему кучеру, чтобы он, как бы­вало раньше, повез его прежде молиться в цер­ковь, а потом похоронил. Когда кучер исполнил наказ Доржи Банзарова, то есть привез тело его к церкви, люди, отравившие Банзарова и увидевшие его около церкви, испугались, что он остался живым, сами приняли яд и отравились. В тот день, когда должны были отравить Дор­жи Банзарова, на рынке запретили торговать молоком и молочными продуктами. Сказыва­ют, на похоронах Доржи Банзарову таки было присвоено звание генерала». 

Когда Доржи умирал, рядом с ним были его ученик Холзан Мозоев и лама. О кончине Банза­рова правитель дел Сибирского отдела Русского географического общества И.С. Сельский сооб­щил генерал-губернатору Н.Н.Муравьеву. 

В начале марта состоялись похороны Бан­зарова. Тело его было воздвигнуто на погре­бальные дроги в виде пышной колесницы, на которой находился Гомбо-лама в яркой одежде. Следом в желтых одеждах, читая буддийские молитвы, шли ламы, за ними — представите­ли местной власти, горожане и буряты. Про­цессия проследовала от квартиры покойного по Любарскому переулку, вышла на Ланинскую улицу и двинулась по Жандармской к Острож­ному мосту. Перейдя мост, направилась к горе за Иркутским тюремным замком, где находилось кладбище. После совершения религиозных це­ремоний тело предали земле. Увы, вскоре моги­ла была затеряна. 

Жизнь коротка — история вечна

Первый бурятский ученый Доржи Банзаров оставил нам не только свои оригинальные по содержанию, обширные по тематике научные труды по востоковедению. Он оставил прежде всего глубокий след в памяти народа, который бережно хранит память о своем славном сыне, создавая о нем легенды, сказания, песни. Фоль­клорный материал о Доржи Банзарове является историческим свидетельством самого бурятско­го народа, выдвинувшего из своей среды даро­витого ученого. 

К научным трудам Доржи Банзарова и се­годня обращаются многие ученые — не только наши, но и зарубежные. Бурятский народ высо­ко чтит память своего первого ученого. Его име­нем названа улица в родном улусе. В 1947 году именем Доржи Банзарова назван Бурятский пединститут, ныне госуниверситет. Перед зда­нием института установлен памятник. 

Именем Доржи Банзарова названы улицы в Иркутске, Улан-Удэ, Кяхте, Казани и селе Кырен Тункинского района. 

В г. Казани мемориальной доска установлена на стене одного из корпусов Казанского федерального университета, где более 170 лет назад учился Доржи Банзаров.

Наталья Федотова

20332
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Регистрация

Войдите в свой аккаунт