Бурятия в лицах

Суетин Иван Петрович

Иван Петрович Суетин родился в маленькой деревеньке Стрелка, что расположена на месте впадения Чикоя в Селен­гу. Мама, Степанида Петровна, из большого и славного рода Ульяновых. В отцовской родословной, кроме сибиряков Суе­тиных, был и недалекий предок героя этого очерка, прадед из местных бурят Бадмаевых. Уклад многодетной крестьянской семьи был обычным и привычным: небольшой достаток, ран­ний труд детей и их стремление к учёбе. Учился Иван Суетин в знаменитой Новоселенгинской школе - наследнице не только приходского училища, но и русско-монгольской школы.

В самом начале учебного 1941-го года шестерых юношей 10 класса призвали в армию. Полгода проучились вчерашние одноклассники в одной роте За­байкальского пулеметно-мино­метного училища на станции Дивизионной.

 

«Учёба была тяжёлая, - вспо­минает Иван Петрович. - Кста­ти, когда осенью сорок первого вручили мне повестку, отец уже служил в Монголии. Мама собрала немудрящую котом­ку, а за неделю до отправки на фронт (будто сердце чувство­вало!) приехала на Дивизионную сама. Я проводил её за ворота, оглянулся, смотрю - она кре­стит меня...».

И вот уже очередной эшелон, забитый новоиспеченными младшими командирами и солдатами, пугая зимнюю ти­шину тревожными гудками, мчит на передовую. В Смо­ленской области новобранцы пополнили обескровленные роты и полки.

«До линии фронта 80 киломе­тров шли пешком, - продолжает Иван Петрович. - Вдруг в голове колонны разорвался снаряд, в середине - второй, и началось... Наша разведка просмотрела, и мы попали под обстрел. Такой была первая встреча с против­ником».

Начались фронтовые буд­ни. Окопы, слякоть. Руки, ноги мёрзнут. Днём бои, а ночью нельзя жечь костры. Полевая кухня не успевала за бойцами.

«Однажды убило лошадь, - вспоминает Иван Петрович. - Так не только мясо - кожу поло­сками нарезали, на огне на палке подсушивали и ели. Бои шли почти непрерывно. Позиции простреливаются. Местность гиблая, болотистая. Случалось, мина или снаряд попадет в бо­лото и не разорвётся».

Больничная эпопея

31 марта во время очередного стремительного наступления Ивана Суетина тяжело ранило в ногу. На конях доставили в по­левой госпиталь. Оттуда срочно - до станции, и вот уже вместе с другими тяжелоранеными их везут в теплушках в тыловой госпиталь города Владимира. Самым страшным было даже не мучительная, бесконечная боль, а угроза гангрены и ампутации. 19-летний младший лейтенант был готов на любые операции, лишь бы сохранить ногу. Боль­ничная эпопея растянулась на долгие месяцы...

Однажды Иван попросил вы­нести его в госпитальный двор полюбоваться зеленью и прон­зительной синевой неба. Все вокруг стрекотало, жужжало, летало. В том числе и мухи... Ночью он проснулся от немыс­лимого зуда в раненой ноге. Утром, исчерпав терпение, по­просил врача посмотреть рану. «Мы же вчера перевязку дела­ли», - ответил тот. «Тогда со­рву бинты». Увидев решитель­ность в глазах бойца, хирург открыл «окошечко» в гипсе, куда закладывали лекарство, и Иван, следивший за действи­ями хирурга, тут же получил хлопок по лбу: «Не смотри». Рана кишела червями... С того дня раненая голень стала по­немногу заживать.

Суетин вернулся домой на двух костылях инвалидом пер­вой группы.

Об инвалидности он не вспо­минал. Никто никогда не слы­шал, чтобы Суетин жаловался на нездоровье, и многие впер­вые узнали о том, что он инва­лид Великой Отечественной, когда уходил на пенсию.

Иван Петрович не любит вспоминать войну, хотя помнит всё. Разве забудешь своего зем­ляка - однополчанина Андрея Рыбалова, неизменно носивше­го в кармане гимнастёрки фото­графию юной жены? Он был легко ранен, и его отправили носить бойцам обеды от кухни до передовой. Во время очеред­ного рейда мина попала прямо в бойца.

«Лоскуточка не осталось, - горько заметил Иван Петрович. - Погибли Иван Рыбалко, Андрей Рябов. Ушли из жизни вернувши­еся с войны Митя Андреев, Коля Тотоев. Из нас шестерых ныне остался я один».

Возвращение к мирной жизни

Вернувшись домой, не те­ряя времени, окончил десятый класс и два курса Бурятского пединститута. Проучившись в общей сложности три года и два месяца, Иван Петрович по­лучил диплом преподавателя истории.

«Я получил направление в За­каменскую среднюю школу. В Закаменск так в Закаменск, - простодушно говорит Иван Петрович. - Мама даёт мне жёлто-зелёное покрывало, кра­шеное пальто из шинельной ткани неопределенного цве­та и тапочки. Алюминиевая кружка, ложка, чашка у меня были. Таким и предстал я, хро­мой учитель с тростью, перед школьным начальством. А куда поселить? Квартир нет. Поставили в подсобке химка­бинета топчан, дали матрац. Днём туда не захожу, все сижу в учительской. Но спать-то иду туда. Запах от реактивов невозможный! Думал, с ума сой­ду. Заявил директору: я не хочу пропадать, решите вопрос с квартирой.

Решили так: отгородили до­сками угол в доме, приспособлен­ном под интернат. Опять сижу в учительской, приду в интер­нат - бедные ребятишки замол­чат. Ни мне, ни им жизни нет, но выхода не было. Я тогда про­едал чуть не всю свою зарплату на пирожки с морковью. Хлеб по карточкам, а на рынке булка стоила 300 рублей.

В 47-м отменили карточки на хлеб и сахар, стали давать по булке хлеба и по полкило куско­вого сахара. Подошла моя оче­редь, продавец говорит: «Вам не положено, вы не работник ком­бината». Что тут поднялось! Родители как зашумели: «Он, фронтовик, что, не наших де­тей учит?» Я уже пошёл к двери, они меня вернули. «Не взвесишь, мы своих по 100 граммов отда­дим». Продавщица покраснела, но я-то понимаю – она не вино­вата. Пришёл домой, вскипя­тил чай, нарезал хлеб (я самый богатый человек!), наелся досы­та».

Проблемная школа

Похоже, во время работы И.П. Суетина в Закаменске его заме­тили «в верхах». Через два года предложили Бичурскую сред­нюю школу, правда, сказали там 400 учащихся. На самом деле, это была одна из крупных школ республики, насчитывающая более тысячи учащихся. 24-лет­ний учитель, имея два года пед­стажа, бесстрашно встал у руля достаточно проблемной школы. Только 5-6-х классов было по шесть-семь комплектов.

«Я сначала растерялся: два больших корпуса, печное ото­пление, керосиновое освещение, постоянная боязнь, чтоб не со­жгли школу, не угорели дети. Но было огромное желание ра­ботать. Педколлектив был пре­красный. Почти все учителя - из центральных российских вузов и техникумов. В 1949 году из Пен­зенской области сюда приехала учительница русского языка и литературы Галина Степанов­на Кузнеделева. Она привлекла меня женственностью, обаяни­ем, добротой. По прошествии времени сделал ей предложение. Она согласилась. Вечером я пере­кинул через забор её чемодан и с тех пор ни разу не пожалел о своём выборе».

Как сказала дочь Суетиных Ольга Ивановна, «папа у нас всегда на передовой, а тыл обе­спечивает мама».

Восхождение

Дальнейшая жизнь Ивана Петровича внешне похожа на стремительное восхождение по карьерной лестнице. Но только внешне. Это было время, когда у человека, особенно если он член партии, не очень-то спрашива­ли о его желании: командиро­вали, направляли, переводили, уполномочивали, произнося при этом в высоких кабинетах магические слова: «Есть мне­ние». «Перебрасывали нас, как горячую печёную картошку с руки на руку», - заметил один мудрый человек.

В той же Бичуре пришло кому-то в голову перевести директора школы Суетина в райком заведующим отделом пропаганды, а затем секрета­рём парткома по Окино-Клю­чевской зоне. Вспоминая это, и сегодня горячится Иван Петрович: «А что я понимал в сельском хозяйстве? Да я сорта пшеницы не отличу и буду кому-то давать ЦУ? Так и заявил на бюро: «Я не хочу попадать в анекдот». Он предпочёл вернуться в школу воспитателем интерната, чем делать не своё дело. Таких (и покрупнее) ухабов и колдобин было на его пути немало, но он преодолевал их с солдатским упорством и мужеством.

Подводя итоги «бичурского» периода жизни, Иван Петрович сказал, что здесь как руководи­тель он прошёл такую «обкат­ку» и закалку, после которых не страшно было работать хоть где.

Деловые качества руководи­теля - новатора, организатора и хозяйственника были замечены. Один из приездов Председателя Совмина В.А. Сахьянова круто перевёл стрелки жизненной ко­леи Суетина. Он был направлен на работу в Министерство про­свещения. 11 лет проработал Иван Петрович заместителем министра: «Нагрузка тяжелей­шая: капитальное строитель­ство, снабжение, финансово- хозяйственная деятельность, дошкольные учреждения, детдо­ма, школы-интернаты. Тогда по масштабам строительства мы заняли третье место в России». А всё получалось как надо по­тому, что И.П. Суетин на любой должности чувствовал себя как на передовой, а это значит - ра­ботал с полной отдачей сил и опыта, с чувством высочайшей личной ответственности за по­рученный участок.

Не менее сложной была его деятельность в качестве на­чальника управления профте­хобразования. Стоило только начаться какой-либо серьезной реформации - вспоминали о Су­етине: «Этот потянет». И опять он оказывался на передовой. В ПТУ начинался переход на среднее образование. Это одно, а главное - не было необхо­димой материальной базы, не хватало квалифицированных кадров. Орден Трудового Крас­ного Знамени - красноречивое свидетельство заслуг И.П. Су­етина перед профтехобразова­нием республики.

На пенсию он ушел с поста управляющего делами Совми­на БурАССР. И после этого ещё 19 лет непрерывной рабо­ты. Можно только подивиться способности Ивана Петровича «вживаться» в любую деятель­ность. Он успешно руководил производственными художе­ственными мастерскими, а с 1985 года председательствовал в садоводческом товариществе «Связист». «Чудо-человек наш Иван Петрович», - так отзы­вались о нём в садоводческом обществе, где было ни много ни мало - 200 дачных участ­ков. Наверное, похвала людей - тоже дорогая награда, как и ордена Отечественной войны I и II степеней, орден «Знак По­чета», 20 медалей и множество грамот, которых удостоен И.П. Суетин.

Лишь теперь Иван Петрович имеет больше возможности по­святить себя семье, внукам и правнукам, которых у него, ка­жется, больше пятнадцати.

Послушаем дочь Суетиных Ольгу Ивановну: «Мы всегда гордились своими родителями. Папа по натуре горячий, им­пульсивный человек, мама же всегда была ровна и спокойна. А какая она хозяйка искусная, хлебосольная! Живя в Новосе­ленгинске, когда у нас не было плиты, умудрялась стряпать пироги и даже торты в голланд­ке. Наши дни рождения с пригла­шением детей были незабывае­мыми праздниками».

Подполковник в отставке Иван Петрович Суетин и се­годня в строю. С его неуёмным характером он всегда будет на передовой.

Рядом с ним шла по жизни супруга, заслуженный учитель Республики Бурятия Галина Степановна, с которой 65 лет назад соединил свою судьбу тогда 25-летний директор Бичур­ской средней школы.

Является Почетным гражданином Республики Бурятия.

9427

Медиа

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии