Бурятия в лицах

Хэтырхеев Содномпил

II ПАНДИТО ХАМБО ЛАМА 1778-1780

Биографических данных о Хамбо Ламе Содномпиле Хэтырхееве практически не сохранилось. Известно, что он с малых лет принял монашество и учителем его был Зая Хамбо. В архиве Засак ламы Галсана Гомбоева написано: «После Хамбо Заяева (1777) Хамбо ламой был назначен его племянник цорджи Содномпил Хэтырхеев». Указом Иркутской губернской администрации от 31 мая 1778 года он утвержден в должности Пандито Хамбо Ламы буддистов Забайкалья. 

Содномпил Хэтырхеев имел огромный опыт в дацанских делах, так как он с самого детства находился рядом со своим выдающимся родственником Хамбо Дамба Заяевым. Принимал активное участие во всех его религиозных начинаниях. В 1767 г. в Москве с Хамбо Ламой участвовал в правительственной комиссии в составлении проекта по вероисповедным делам. В период правления Содномпила Хэтырхеева рост и развитие дацанов не прекращаются. Пополняются библиотеки дацанов. Цонгольский и Бултумурский дацаны приобрели в Китае 108 томов Ганджура, драгоценную мечту всех дацанов. «Указом Иркутского губернского правительства от 24 марта 1774 года за №850 он утвержден в звании депутата» [Бурятские летописи, с.45]. В качестве депутата он активно участвует в общественных и политических делах губернии. В 1782 году в связи с всеобщей переписью, было вынесено решение воеводы Владимира Бутекова, управляющего Верхнеудинской провинциальной канцелярией, утвердить для Нерчинского ведомства 150 лам. «Пандито Хамбо Лама Хэтырхеев обратился к высшим властям с просьбой приостановить отделение Нерчинского ведомства от Селенгинского ведомства. Указом Сибирского генерал-губернатора от 2 марта 1805 года за №1208 отменено прежнее решение» [там же, с.45]. 

Как известно, «в 1764 году селенгинский комендант генерал майор Якоби по указанию императора вел переговоры с селенгинскими бурятами о создании специальных войск для охраны границы… Сайты постановили, селенгинские шестнадцать родов выставят 2400 человек со всем снаряжением и выборными командирами… Было сформировано 4 полка по 600 человек. На них была возложена охрана границы до слияния Шилки и Архидея на востоке…». Буряты, несмотря на все сложности жизни, исправно и достойно стояли на охране государственной границы. «Во времена Пандито Хамбо Ламы Содномпил Хэтырхеева к бурятским казачьим войскам были прикреплены 142 штат ламы» [Ломбоцыренов, с.113]. 

В 1780 году Иркутский губернатор Кличка предложил Хамбо Ламе «привести число лам в комплектное положение, а излишних, исключив из духовного сословия, обратить в ясак, впредь же вакансии замещать с утверждения местного судебного учреждения» [Вашкевич, с.33]. Но благодаря возражению Хамбо Хэтырхеева «по их вере и закону лучше умереть тому ламе, нежели живому потерять свое звание», распоряжение было отменено и заменено новым «во избежание ропота, дозволить сверхштатным духовным по-прежнему именоваться ламами и достойнейшими из них замещать комплектные места» [Ермакова, с.34]. 

Хамбо Лама Хэтырхеев за активную депутатскую деятельность награжден от императора золотой медалью. Но, несмотря на его опыт, религиозную и общественную деятельность, он не смог добиться высокого уровня и авторитета своего великого предшественника. В его годы усилилась оппозиция ламства Гусиноозерского дацана во главе с Жимбой Ахалдаевым. У Ломбоцыренова написано: «В бытность Пандито Хамбо Ламы Хэтырхеева в Цонгольском дацане имели место беспорядки, произошел раскол среди священнослужителей. В связи с этим возник вопрос о необходимости вывода из подчинения Хэтырхеева пяти дацанов правобережья Селенги». 

Были отправлены представители Хэтырхеева и Ахалдаева в Иркутстк. Цонголы ходатайствовали о подчинении Хэтырхееву всего бурятского буддийского духовенства, а делегаты Гусиноозерского дацана добивались звания Пандито Хамбо Ламы для Жимбы Ахалдаева. Используя различные средства, обе стороны добились для своих претендентов дипломов на звание Пандито Хамбо Ламы от губернского начальства. В архиве засак ламы Галсана Гомбоева сохранились копии указов из Удинской провинциальной канцелярии. У Ухтомского о борьбе двух ламаистских иерархов написано: «И тем и другим (как это ни кажется невероятным) единовременно дали желанные свидетельства с лукавым намеком, кто раньше доставит их в селенгинскую канцелярию, тот будет считаться утвержденным». Бурятские сказания говорят о том, как ахалдаевский лама Будаев приехал на берег с Байкала, и, несмотря на разыгравшуюся непогоду, решил довериться волнам. «Чтимая инородцами Цаган-Дара Эхэ оградила смелых пловцов. Будаев предъявил свою бумагу и Ахалдаев указом от 11 июля 1783 года утвержден Пандито Хамбо Ламой» [Ухтомский, с.15]. 

В результате чего пять левобережных дацанов стали под управление Пандито Хамбо Ламы Жимбы Ахалдаева, цонгольских пять правобережных дацанов – под управлением Пандито Хамбо Ламы Содномпил Хэртыхеева. И как ни пытались цонголы вернуть свою былую власть, этого не произошло. Содномпил Хэтырхеев неоднократно обращается в губернские власти «уполномочить его главным над всеми кумирнями с тем, чтобы положить конец двадцатилетнему спору», ему было отказано. «Дабы он и на будущее не мог сделать подобный ему затруднению случиться могущей затеянности, учинить ему воспрещение» [Румянцев, с.22]. Постепенно он отходит от активной деятельности. 

Но несмотря на такие события, благодарные потомки будут возносить молитвы Хамбо Ламе Хэтырхееву за то, что он в период становления и формирования буддийской церкви отстоял бурятское духовенство от постепенного уничтожения. Что бы было, если б распоряжение Клички было исполнено. Период Хамбо Хэтырхеева характеризуется ростом и укреплением дацанов в долине Селенги и началом двоевластия в буддийском духовенстве. 

Г.Г. Чимитдоржин, Институт Пандито Хамбо Лам 1764-2004гг, Улан-Удэ, 2004 

 

 

5516
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии